Дон-Жуан на фоне нашей сегодняшней сдвинутой морали, того тупика, к которому мы пришли, особенно притягателен: какая нынче газета может выступать с таким острым монологом главного героя о лицемерии во всех слоях общества?

Дон-Жуан не простой обольститель и сластолюбец. Он освобождает себя от всех условностей и условий, подчиняясь лишь своим искренним чувствам, непостоянным, как волны, как ветер, как стихия. Своим изменением Дон-Жуан провоцирует мир. Наша жизнь не просто химия, биологический процесс. Это, в первую очередь, жизнь души.

Он уходит, подставившись тяжелой руке командора, уходит от общества, загнавшего его в фальшивые рамки лицемерия. Не умея существовать как все, он использует свою свободу выбора до конца.